04053 Украина, Киев,
Сечевых Стрельцов, 40-А

(099) 302 16 61
(096) 802 16 61

Если вы честный человек… (журналист прошел проверку на детекторе лжи)

«Наша газета», выпуск № 126 (3253). Официальное издание Луганского областного совета

Представление о детекторе лжи у меня сформировалось после популярных детективных романов и одноименного шоу, появившегося недавно на телевидении. Оказалось, что с реальностью это имеет очень отдаленное совпадение. Разве что в названии, да и то надо уточнить, что правильно это устройство называется полиграф, а вот детектор лжи — это скорее обывательское, простонародное. Для понимания сути вопроса, как сказал руководитель Украинского бюро психофизиологических исследований и безопасности Игорь Усиков (кстати, единственный специалист-частник в Луганске, имеющий официальный юридический статус и соответствующий сертификат на проведение собеседований с применением детектора лжи). И уж коль посчастливилось попасть на интервью к профессиональному полиграфологу, а именно так называется профессия Игоря Петровича, то решила испытать на себе весь процесс проверки.

— Вы честный человек, Елена?

Первый же вопрос «экзаменатора» вызвал замешательство и ступор. Начались торги и уточнения: а недосказанность считается враньем? а если ложь во благо? а если чуть-чуть исказить информацию?

Игорь Петрович лишь улыбался на подобные дамские увертки, после чего задал пару точных вопросов, и вывод напросился однозначный — таки бываю нечестным человеком…

Для закрепления или опровержения такого вывода, а также из чисто женского любопытства, согласилась пройти тест на полиграфе. Заодно посмотреть, как он работает, и выяснить, можно ли обмануть умную машину. В отношении последнего предположения скажу сразу: невозможно! Как бы вы не пытались контролировать свои эмоции, казаться безразличным и уговаривать себя, что все хорошо, что вы не волнуетесь, и вопросы вас ничуть не пугают, чуткие датчики фиксируют малейшие изменения вашего подсознания, отражаемого нафизиологическом состоянии. Ну это все в случае, если вам есть что скрывать. Если же ваша совесть чиста, то полиграф и в этом случае не соврет.

Еще из собственных ощущений, к которым по совету Игоря Петровича прислушивалась во время записи. Вроде бы понимала, что в моем случае проверку на полиграфе следует воспринимать исключительно как игру. То есть волноваться совсем ни к чему, и можно внешне быть совершенно спокойной. Но подсознание делало свое дело независимо от моих уговоров вести себя естественно, рассматривать картинки на стене и не ждать «контрольного» вопроса. Ан нет! Игорь Петрович позже показал на полиграмме, где у меня «сердце екнуло», где «задержка дыхания» и «вздох облегчения», а где и вовсе «рука дрогнула». Ну не спрячешься!

Прежде чем рассказать о работе этого чудо-прибора, обратимся к истории его появления, поскольку необходимость выявления лжи возникла с того момента, когда человек начал объединяться в сообщества. Эту задачу, как правило, решали наиболее мудрые члены сообщества — вожди, старейшины, шаманы. Из истории известно, что у разных народов были выработаны специальные приемы и ритуалы для определения обмана и выявления лжеца. Как правило, наблюдатели прибегали к контролю за динамикой отдельных физиологических процессов (слюноотделение, двигательная активность рук). В качестве чувствительных регистраторов физиологических изменений использовалась горсть риса, специально подобранное яйцо с хрупкой скорлупой, гонг или что-либо иное.

История инструментальной детекции лжи берет свое начало с работ итальянского физиолога Анджело Моссо в 1877 году.

Первый практический опыт применения подобных инструментов в целях детекции лжи принадлежит известному итальянскому криминалисту Чезаре Ломброзо в 1881 году.

Первый прообраз современного полиграфа был сконструирован в 1921 году сотрудником полиции штата Калифорния Джоном Ларсоном. Аппарат Ларсона одновременно регистрировал изменения динамики артериального давления, пульса и дыхания, и систематически применялся им при расследовании преступлений.

В современной Украине полиграф к использованию не запрещен, уточнил Усиков, специалист по проведению частных служебных расследований и кадрового отбора на полиграфе (так официально записано в его свидетельстве). В отличие от тех же Германии и Польши, где данные, полученные при помощи психофизиологических опросов, судами в качестве доказательств даже не рассматриваются. А в США существует закон, который ограничивает работодателей проводить подобные опросы из-за слишком большой популярности его использования в этой стране.

Наши же люди соглашаются на такие проверки по разным причинам: кто от безысходности, кто для оправдания, а кто в надежде «проскочить». Обращаются и по семейным проблемам, но реже – сор из избы не хотят выносить. Проверку на полиграфе возможно проводить только по желанию человека. Но если ему нужна работа, если супруг не изменял, а самое главное – его совесть чиста, то чего ему бояться?! Порой на приеме у полиграфолога люди рассказывают такое,что никому раньше не рассказывали. Вот так выводит грамотный полиграфолог на откровенность! А бывает и так, что по итогам проверки, эксперт может делает выводы для руководства фирмы, например, о незаконных способах заработка их работников за счет предприятия.

— Я не следователь, у меня другая задача — подтвердить честность человека, если он именно за этим пришел, — объяснял Игорь Петрович. В совокупности с другими обстоятельствами заключение эксперта можно рассматривать как одно из доказательств, версии, подсказки, дополнения. — Но однозначно нельзя говорить о выводах полиграфолога, как об истине в последней инстанции. Некоторым же клиентам вообще неважны доказательства, а важен сам факт выявления нечестного человека в какой то нештатной ситуации.

Просто посадить человека на стул, надеть на него датчики и приступить к опросу – это не метод нашего собеседника. Методика предполагает совсем другой подход, да и правила тестирования устанавливает специалист.

Человек — материя тонкая, и к каждому требуется индивидуальный подход, что выражается в обязательном предварительном разговоре с экспертом. Иначе результата не будет. Только на подобные предтестовые беседы уходит 30—90 минут. А в среднем на проведение тестирования одного человека затрачивается 2—2,5 часа. Но бывают такие экспертизы, когда проверка проводится и 4, и 5 часов (с перерывом, конечно). Правда, запись самих тестов ведется всего лишь 3-4 минуты, в течение которых зачитываются вопросы и варианты ответов. Человеку надо внимательно слушать, и честно отвечать «да» или «нет». Вариант «а поговорить?» возможен лишь до или после записи. Как видите, установки четкие и вполне выполнимые.А поскольку в предварительной беседе Игорь Петрович обсуждает вопросы, которые намерен задать, то «экзаменуемый» уже заранее может точно определиться, как он будет отвечать. Неожиданные вопросы не задаются.Все проверки записываются на видеокамеру на случай, если при подготовке отчета потребуется уточнить какую-то деталь из большого объема информации или отследить невербальное поведение человека во время опроса, а так же не дать возможность нечестному человеку, изобличенному во лжи, в последующем незаслуженно оговорить специалиста.

Усиков, прошедший специальный курс обучения в Москве,работает на полиграфе «Эпос» (электронная полиграфическая система) российского производства. (Все-таки ментальность славян-россиян ближе нам, нежели ментальность американцев). На подобном сенсорном блоке работает половина правоохранительных органов России. Оборудование, конечно, важно в этом деле, но оно играет второстепенную роль.Первичны — умения, знания, квалификация эксперта-полиграфолога.

Пока рассматривали датчики, которые предстояло «примерить» на себе, слушали объяснения профессионала.

Датчики очень чувствительные. Принцип работы заключается в фиксировании физиологических изменений, которые сознание человека не может контролировать.

— Ложь создается в голове, и это волнительная процедура, ведь последствия лжи бывают разные. А подсознание оценивает по-своему и реагирует тоже по-своему, — объяснял механизм юрист.

Сенсорный блок предназначен для снятия сигналов с датчиков, регистрирующих информацию о физиологических процессах, усиления и фильтрации этих сигналов, преобразования их в цифровой код и передачи его на персональный компьютер. Прибор фиксируют изменение дыхания, потовыделения, сужения кровеносных сосудов, артериального давленияителодвижения. Данные отражаются на полиграмме, которые потом читает эксперт-полиграфолог. То есть он должен знать не только методологию проведения экспертиз, но и понимать азы формирования эмоций, всех происходящих психофизиологических процессов в организме человека. Вот так стыкуются психология, физиология, физика, юриспруденция.

Учитывая то, что человек соглашается на подобные проверки для подтверждения своей непричастности к чему-либо или снятия с себя каких-либо ложных обвинений, самым главным условием проверки является искренность человека.

Если же во время проверки усматривается противодействие различного характера (психологическое, поведенческое, медикаментозное и другие варианты), то возникает вопрос о причинах такого поведения. И докопаться до них полиграфолог вполне способен.

В мире не существует абсолютных признаков лжи, отметил Игорь Усиков. И только специалист может определить, чем вызвано волнение, страх — боязнью быть разоблаченным или ложно обвиненным? Поэтому важно умение выстраивать диалог, правильно сформулировать вопрос. При подготовке к тестам, прорабатывается ситуация, выясняется детали у заказчика. Это признаки профессионализма.

Как считает Игорь Усиков, самым опасным для человека может быть недосказанность, как непонимание человеком того, чего от него хотят. И она не всегда преднамеренная. В результате чего при опросе реакции человека могут быть ошибочно восприняты, как реакции на обман. Поэтому основное правило проверки — рассказывать обо всем, что приходит в голову во время беседы на заданную тему: воспоминания, ассоциации. Любой факт, любое событие формирует у человека эмоциональный след. Это естественный процесс.

— Прежде чем активизировать воспоминания у человека, задача специалиста рассказать, как происходит проверка, чтобы исключить присутствие страха от прохождения самой процедуры. Порой ведь неизвестность напрягает и пугает больше всего. Поэтому каждому рассказываю, что и как буду делать, пока человек успокоится, — Игорь Петрович привел примеры из своей практики в подтверждение необходимости подобныхразъяснительных моментов. Важная деталь: честный человек после этого расслабляется и спокойно отвечает на вопросы, а вот состояние того, за кем водятся грешки, усугубляется, волнение усиливается. Что позже и будет отражено на полиграмме, при расшифровке которой внимание обращается на самые сильные изменения по вертикали, на то, что называется «всплески» во время предъявления. Для более точных выводов проводятся от 5 до 20 тестов, и по результатам «попадания» (здесь важна статистика) можно принимать решения. Вероятность точности достигает 96-97%.

Поскольку решения принимаются на основе показателей основных датчиков, то подают голос критики: в случае возможной ошибки в измерениях или интерпретации данных может быть нанесен значительный моральный или материальный ущерб. Что делать? Учиться и еще раз учиться! Полиграф – это прибор-регистратор, его обмануть невозможно, но можно обмануть специалиста, если у него поверхностные навыки.

Существуют различные направления проверок, и у любого полиграфолога есть методический инструментарий, которым он пользуется в зависимости от своего опыта, квалификации. Кстати, в эту профессию не рекомендуют идти людям моложе 27 лет, поскольку здесь нужен жизненный опыт, умение ориентироваться в различных ситуациях, наличие образования, развития речь и достаточный словарный запас.

Сложно говорить, какая профессия предпочтительнее в качестве базовой для полиграфолога, — психолога ли, медика или юриста. Хорошо бы все в одном человеке сочетать, да еще помножить на постоянное самообразование.

Узнав, что наш собеседник читает ознакомительные лекции для курсантов и студентов ЛУВД имени Э.А.Дидоренко, не удержались от вопроса о подготовке себе конкурентов. Игорь Петрович не согласился:

— Нет, не конкурентов. Будущие работники милиции, будущие следователи должны иметь представление о существовании такого метода, возможностях его применения и сути проверок на полиграфе. И должны знать, что чем раньше они обратятся за помощью к такому специалисту, тем результативнее может завершиться следствие, отсеять людей непричастных, найти виновного.

Вообще полиграфолог — это образ жизни, потому что этой работе надо отдаваться полностью, уверен Игорь Усиков. Невозможно параллельно заниматься, например, той же юридической практикой. На это просто нет времени.

Конечно, ведь помимо проведения самих встреч, обработки результатов, приходится читать много литературы, быть в курсе новинок, как в юриспруденции, так и в психологии, да и просто жизни вокруг, ведь поле деятельности полиграфолога очень широкое. Например, с утра приходится общаться с грузчиками торговой фирмы, а вечером — с генеральным директором крупной компании, то есть надо переходить в другую плоскость общения. Вот здесь уже помогают не только книжные знания, но и чисто житейский опыт. За плечами нашего собеседника юридическое образование, полученное в вузах Донецка и Харькова, 20 лет следовательского стажа в структурах МВД, 3 года непосредственной работы с полиграфом. Так что глаз наметан, и малейшая нервозность собеседника от него не ускользнет. Такое ощущение, как будто на рентген-аппарате проверку проходишь. Но честному человеку это ничем не грозит.

Справка:

В конце 2009 года Министерство образования и науки Украины утвердило решение Государственной аттестационной комиссии о выдаче Национальной академии СБУ лицензии на предоставление «образовательных услуг по направлению эксперт-полиграфолог».

С 1 ноября 2010 года в Национальный классификатор профессии Украины ДК:003 «Классификатор профессий» включена профессия 2144.2 «эксперт-полиграфолог» (приказ Госпотребстандарта номер 237 от 28 июля 2010 года)

Наверх