04053 Украина, Киев,
Сечевых Стрельцов, 40-А

(099) 302 16 61
(096) 802 16 61

Практика проведения судебных экспертных исследований с применением полиграфа в Украине

докладчик: Усиков И.П. Председатель Общественной организации «Коллегия полиграфологов Украины», Директор Украинского бюро психофизиологических исследований и безопасности, эксперт-полиграфолог.

[

Практика проведения судебных экспертных исследований с применением полиграфа в Украине

Действующее законодательство Украины позволяет единоразово привлекать специалиста-полиграфолога в качестве судебного эксперта в соответствии со ст.ст.7, 10 Закона Украины «О судебной экспертизе» [1].

Само же экспертное заключение составляется и формируется в соответствии с общими криминалистическими требованиями, процессуальным законодательством Украины и «Инструкцией о назначении и проведении судебных экспертиз и экспертных исследований» утвержденной Приказом Министерства юстиции Украины № 53/5 от 08.10.98, в редакции от 26.12.2012 № 1950/5. В данную инструкцию 27.07.2015 за №1350/5 в раздел VI п. 6.8 внесены изменения «О возможности проведения опросов с применением специального технического средства — компьютерного полиграфа», это дополнение прошло регистрацию в Министерстве юстиции Украины 29 июля 2015 за № 915/27360) [2].

Объектом исследования при проведении психофизиологической экспертизы с применением полиграфа является само проверяемое лицо и проявленные им психофизиологические реакции (действия и процессы) на предъявляемые словесные стимулы.

Проведение данного психофизиологического исследования с применением электронного полиграфного комплекса позволяет отслеживать и регистрировать динамику психофизиологических реакций подэкспертного в ответ на предъявляемые вербальные (словесные) стимулы и преобразовывать физиологические показатели активности дыхательной, сердечно-сосудистой систем, электрической активности кожи и других вышеупомянутых в электрические сигналы.

Полученные данные переводятся в физические величины и затем отображаются в виде графиков (полиграмм). Указанный способ инструментальной фиксации и регистрации результатов психофизиологического исследования лица, приобретает материальный вид [3], что соответственно позволяет на основании использования общенаучных криминалистических методов (квалифицированное наблюдение, измерение, комплексное описание и сравнение) проводить их анализ и делать экспертные выводы [4].

В криминалистике, помимо материальных следов, могут исследоваться и идеальные следы преступлений. Как известно, к ним относят криминалистически значимую (уголовно-релевантную) информацию, воспринятую и запечатленную человеком в виде мысленных образов в памяти и которая может быть им воспроизведена в вербальной (т.е. словесной) или иной форме, либо извлечена из его памяти средствами, допустимыми для использования в уголовном судопроизводстве, например путем задавания вопросов [5].

Отражение каких-либо событий в живой природе происходит в сознании и памяти людей в виде мысленных образов этого события, обстоятельств при которых оно происходило, субъективных переживаний, ощущений, т.е. является разновидностью «отпечатков» событий прошлого хранящихся в памяти человека в мысленной (образной) форме, а не в предметной (вещественной).

Материализация идеальных следов происходит, как правило, в процессе беседы (допроса) с использованием вербальных (речевых), визуальных, звуковых средств общения и т.д. В основе данного феномена лежит следующее: события (явления, предметы, объекты) внешнего мира воспринимаются человеком различными органами чувств и запечатлеваются в его памяти в виде тех или иных образов вне зависимости от того, через какой анализатор они были восприняты.

В частности, воспринятая зрительно информация в результате деятельности различных структур мозга трансформируется в совокупную активность множества нейронов, которые образуют нейрональный след того или иного события в виде энграммы (т. е. следа памяти, сформированного в результате получения какой-то информации). Это нейрофизиологическое отражение конкретного внешнего события предстает в сознании человека как образ данного события.

В последующем, при извлечении информации из памяти можно полагать, что человек «считывает» зрительный образ из памяти, воссоздавая его с помощью устной или письменной речи либо модели (например, изображения на фотографии), при этом испытывает различные эмоции и переживания. Если какая-либо информация поступает через слуховой анализатор, то, в принципе, происходит тот же процесс: психика человека, обрабатывая словесный материал, выделяет из него смысл, значение и сохраняет его в виде соответствующих следов памяти (энграмм) [6].

Выявление и регистрация идеальных следов в памяти возможна путем проведения психофизиологического исследования с применением полиграфа (далее ПФИ), которую можно обозначить как комплексную процедуру, состоящую из последовательных, методически обоснованных действий, с фиксацией различных психофизиологических реакций на задаваемые экспертом-полиграфологом вопросы, т.е. посредством воздействия на слуховой анализатор или визуальный анализатор испытуемого, например путем предъявления отдельных предметов, фотографий и т.д.

Перечисленные стимулы используются для реализации программы исследования, состоящей из набора тестов. В основе ПФИ положено использование психофизиологического феномена, суть которого заключается в том, что стимул (слово, предмет, фотография и т.п.), несущие человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, образ которого запечатлен в его памяти в виде идеальных следов, устойчиво вызывает физиологические реакции, превышающие реакции на предъявляемые в тех же условиях однородных стимулов, не связанных с данным событием и не несущих человеку значимой, в т.ч. опасной для него информации. Данные исследования следов событий прошлого в криминалистике иногда называют как «виртуальная трассология».

Если обращение к памяти происходит методически корректно, но человек не причастен к устанавливаемому событию и ничего не скрывает об этом в ходе исследования, то Значимый стимул не затрагивает эмоциональной памяти проверяемого и хранящихся в ней идеальных следов. В результате нейронные структуры мозга, участвующие в процессе воспроизведения событий прошлого из памяти [7], не получают дополнительной активации, и полиграф не регистрирует выраженные физиологические реакции при предъявлении человеку значимых стимулов. В случае скрываемой осведомленности, опасные для человека воспоминания могут проявляться независимо от воли и желания проверяемого и свидетельствуют о наличии в его памяти идеального следа о значимом (релевантном) деянии.

Украинское бюро психофизиологических исследований и безопасности имеет опыт проведения судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа с марта 2009 года. По состоянию на ноябрь 2015 года нами проведено почти 80 судебных экспертиз, что позволяет делать достаточно наглядный и уверенный вывод не только о степени востребованности данных исследований, примененных видах методической эффективности, тактических подходах в проведенных исследованиях, но и полезности данного метода в общечеловеческом смысле, который невозможно переоценить.

Многие юристы часто интересуются, а есть ли судебная практика, приговора, для многих только это является показательным. Если опираться на экспертную практику Укрбюро ПФИБ, то можно сказать – да, есть приговора, при чем по различным составам преступлений, начиная от обычного хулиганства и краж и заканчивая тяжкими преступлениями, в том числе признание экспертизы на полиграфе как одного из доказательств в приговоре с подтверждением организованной преступной группе и заказным убийствам. Но в нашей практике, статистика появления судебных приговоров составляет не более 15% от всего количества проведенных судебных экспертиз с применением полиграфа.

Остальные примерно 85% — это экспертизы в отношении граждан, где на основании полученных с помощью полиграфа данных по уголовным делам, принимались процессуальные решения об отказе в уголовном преследовании, о прекращении уголовного преследования, т.е. подтверждающих невиновность отдельно взятого человека, а это десятки судеб и жизней. Таким образом, необходимо обязательно учитывать не только наличие судебной практики, но и латентную процессуальную практику на стадии досудебных расследований. Если говорить буквально, то психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа в подавляющем большинстве случаев оказывалась более нужной и полезной для подтверждения именно невиновности людей, в жизни которых все складывалось так неудачно и печально, что если бы не полиграф, то у них были бы серьезные негативные перемены в жизни.

Конечно, полиграф нельзя называть панацеей для всех процессуальных ситуаций, он никогда не может и не должен быть главным доказательством, однако хорошим помощником для нужд следствия и суда его вполне можно рассматривать. Полиграф особенно незаменим при исследовании следственных и оперативных версий, получения различного рода дополнительной информации, которую затем можно проверить процессуальным путем.

Чрезвычайно важно именно в начале пути становления нового вида экспертизы — это формирование высокопрофессионального и правильного фундамента в этой профессии, которая с 1 ноября 2010 г. официально включена в Национальный классификатор профессий Украины [8]. Необходимо обратить особое внимание на то, что результат психофизиологического исследования с применением полиграфа, связывается в равной степени не только с хорошей профессиональной подготовкой полиграфолога, его уверенным владением широким арсеналом существующих методик проведения опросов с применением полиграфа, жизненным и профессиональным опытом, но и с личностными способностями, которые мы можем назвать как предрасположенность к профессии.

После прохождения базового обучения, формирование полиграфолога как специалиста, происходит как минимум в течении последующих 1,5 лет, и то, при условии активной профессиональной деятельности и хорошем наставничестве более опытного коллеги. Только после этого можно рассматривать вопрос о допуске полиграфолога к проведению судебных экспертиз с применением полиграфа.

Таким образом, эксперт-полиграфолог должен отвечать следующим требованиям:
• Уверенно владеть основными существующими методиками проведения опросов с применением полиграфа
• Иметь достаточный профессиональный опыт работы в профессии
• Иметь жизненный опыт, который позволит более полно и уверенно проводить как подготовку к тестированию, так и само исследование.
• Хорошо владеть знаниями о фундаментальных основах физиологии и психологии, понимать причино-следственные связи возникновения физиологических реакций в организме человека при проведении опросов на полиграфе.
• Знать основы общего права, криминалистики и процессуального законодательства.
• Уметь аналитически мыслить, формировать и конструировать выводы на основе общенаучных знаний и полученных с помощью полиграфа данных.

Ряд статей Конституции Украины определяют, что общество обязано строго соблюдать паритет между свободами и правами человека на неприкосновенность его личной жизни с одной стороны, и правами общества ограждать свои интересы и безопасность от противоправных и преступных посягательств отдельных лиц, – с другой. Именно этот принцип, будучи интернациональным, служит основой и является объяснением того, почему проверки на полиграфе применяются в большинстве государств мира, которые находятся на различных ступенях развития демократии, и число стран-пользователей полиграфа неуклонно растет.

Современная Украина активно стремиться к европейским и международным стандартам, по этой причине мы можем уверенно брать сформировавшийся за многие десятилетия положительный и наиболее эффективный зарубежный опыт.

По нашему мнению, вопрос стандартизации в Украине методик проведения опросов с применением полиграфа, должен решаться через признание и первоначальную стандартизацию некоторых методических разновидностей полиграфных тестов. В этом вопросе ничего придумывать не нужно, существующая международная практика, и прежде всего американская, уже имеет уверенные наработки по стандартизации наиболее эффективных тестовых методик для проведения тестирования с применением полиграфа. Все стандартизированные методики проходили апробацию в течении десятилетий, их эффективность основана на выборках большого количества тестирований, проведенных разными специалистами-полиграфологами и эмпирическом анализе этих тестирований [9], что исчисляются десятками тысяч за последние 50 лет [10]. На постсоветском пространстве, так же имеются не только уверено апробированные на практике методические подходы, к ним можно уверенно отнести методику академика Варламова В.А. или полноценную комплексную методику проведения опросов с применением полиграфа Поповичева С.В., которая впервые как единое целое прошла через научную защиту в его диссертационном исследовании, где были изложены основные положения теоретического обоснования и практического применения полиграфа [11].

Результат почти шести лет экспертной деятельности полиграфологов Украинского бюро психофизиологических исследований и безопасности, позволил сформировать макет экспертного заключения, который прошел многолетние испытания во многих судебных прениях, через замечания следователей, прокурорский анализ, критику украинских адвокатов, ученых-криминалистов и процессуалистов.

По отзывам судей, которые рассматривали экспертные выводы, подготовленные полиграфологами Укрбюро ПФИБ, его текстовая составляющая понятна, научна и убедительна, поэтому воспринимается юристами с осознанным пониманием всей сути этой сложной процедуры данного вида исследования. Каждое наше экспертное заключение пристально изучалось юристами и получило самую высокую правовую оценку, т.к. выводы полиграфолога принимались как одно из доказательств и учитывались при принятии процессуальных решений.

Практика Украинского бюро психофизиологических исследований и безопасности, связанная с проведением судебных экспертиз с применением полиграфа, была использована к.ю.н., доцентом Мотляхом А.И. [12] в его диссертационном исследовании «Инструментальная диагностика достоверности вербальной информации и использование ее результатов в уголовном производстве», на соискание научной степени доктора юридических наук, которая 24 мая 2014 года прошла успешную защиту и получила самые высокие оценки и поддержку ведущих украинских юристов-ученых.

Все существующие методики проведения опросов с применением полиграфа имеют международный формат, наиболее эффективные из них так же прошли уверенную адаптацию теперь уже в Украине, мы учли и собрали опыт различных этнических групп проживающих в нашей стране, особенности социальной специфики и т.д. Делая обзор сформировавшейся у нас практики проведения судебных экспертиз с применением полиграфа, можно отметить наиболее результативные форматы тестовых методик, которые мы использовали.

В частности, это рекомендации Американской ассоциации полиграфологов относительно методических техник:
тест Бакстера (Backster’s Tecnique); тест You-Phase; тест AF MGQT; тест ЮТА (Utah Zonе Comparison Technique); тест федеральный ZCT (Federal ZCT); тест интегрированных техник зон сравнения (IZCT). Техники на узнавание знаний виновного — CIT, POT, SPOT, KSPOT. Эмпирическая система оценки данных – ESS. Техника горизонтального обсчета полиграмм — HSS.

Перечень вопросов, которые могут выноситься на разрешение экспертом-полиграфологом при проведення экспертизы с применением полиграфа, должен быть связаны только с выяснением каких-либо действий в прошлом. Объектом исследования при проведении ПФЭ является сам проверяемый, проявленные им физиологические реакции, эмоционально-психологические процессы и действия на предлагаемые словесные стимулы.

Учитывая, что процедура ПФЭ состоит из нескольких этапов, — предтестовой беседы, непосредственно тестирования, послетестовой беседы — экспертному исследованию, независимо друг от друга, может быть подвергнута каждая его часть, что позволяет объективно изучить и вспомогательные признаки, такие как динамику изменений в поведении, эмоционального напряжения, структуру и содержание речи, а полученные выводы затем объединить и сделать комплексную, более объективную оценку результов проведенного исследования в целом.

Экспертные исследования проводятся как правило по трем направлениям. Первое, основное — это специальный анализ полиграмм, путем их специального обсчета и оценки за счет выставления стрессовых баллов по каждому каналу регистрации физиологического состояния подэкспертного. Далее это позволяет на основе использования общенаучных криминалистических методов (квалифицированное наблюдение, комплексное описание и сравнение) провести анализ и сделать экспертные выводы.

Второе, вспомогательное — это специальный анализ содержания предтестовой беседы, а именно стадии свободного рассказа подэкспертного, в ходе чего проводится контент-анализ речи для установления наличия\отсутствия психологических признаков достоверности или недостоверности. Далее это так же позволяет на основе использования общенаучных криминалистических методов (квалифицированное наблюдение, комплексное описание и сравнение) провести анализ и сделать экспертные выводы.

Третье, вспомогательное — это поведение проверяемого, которое фиксировалось видеозаписью в ходе всех стадий процесса психофизиологического исследования. Проводится качественная оценка динамики изменений эмоционального состояния напряжение\расслабление, то есть субъективного внутреннего отношения проверяемого к полиграфологу и к процедуре тестирования в целом.

Это связано с тем, что полиграфолог никогда заранее не знает с какими намерениями к нему пришел проверяемый — будет он что-нибудь сознательно скрывать или будет правдивым и искренним. В условиях психофизиологического тестирования на полиграфе человек изначально попадает в условия специально создаваемой психологической среды, где волнения подэкспертного лица являются естественной нормой. Однако, очень сильное волнение или его полное отсутствие могут препятствовать получению объективных данных. Поэтому, большинство людей сначала испытывают волнение средней степени, через субъективный психологический дискомфорт.

Что бы повысить качественную составляющую тестирования, основная тактическая задача полиграфолога заключается в том, чтобы успокоить невинного человека и усилить эмоциональное напряжения у виновного человека, путем формирования внутренней оценки по принципу «опасно-безопасно». Для этого проводится так называемая предтестовая беседа, тактическая цель которой состоит в объяснении проверяемому основных сведений о том, что такое полиграф, как он работает, как будет проводиться тестирование, объясняются обязательные для выполнения правила и что именно в конечном виде будет исследованием установлено.

Данных действий в большинстве случаев бывает достаточно, чтобы достичь методической цели — осознанного формирования у человека собственного понимания: «можно успокоится если опасность не угрожает или нужно волноваться если грозит разоблачение». Таким образом, внутреннее состояние и отношение каждого проверяемого к процедуре тестирования формируется за счет как субъективно осознаваемой, так и подсознательной оценки наличия-отсутствия опасности в процедуре тестирования. В этом процессе основную роль играет лимбическая система человека, которая и отвечает за срабатывание чувства самосохранения.

При назначении и проведении ПФЭ, подготовке экспертного заключения, полиграфологу необходимо учитывать следующее:

1. По ходатайству инициирующей стороны о проведении ПФЭ и подготовке процессуального документа (постановление следователя, решение суда) о ее проведении, необходимо методически правильно сформулировать вопросы, направленные только на выяснение каких-то действий в прошлом в совершенном преступлении. Для этого, в проверочном вопросе необходимо использовать глаголы: «совершал ли …», «находился ли … », «присутствовал ли… », «держал ли в руках … », «наносил ли удары … », «прятал ли… », «видел ли как …» и т.п.
2. Вопросы в постановлении могут быть сформулированы следующим образом, например: «Находясь в доме потерпевшего Иванова, вечером 30.12.2012 года, применял ли Петров к нему какие-либо действия насильственного характера?». Или такой вариант: «Наносил ли Петров какие-либо телесные повреждения чем-либо потерпевшему Иванову, находясь в доме потерпевшего вечером 30.12.2012 года?» Далее можно ставить на выяснение такой вопрос: «Видел ли Петров как кто-либо наносил телесные повреждения потерпевшему Иванову, в доме потерпевшего, вечером 30.12.2012 года?»
3. Заключительный вопрос в постановлении может быть сформулирован следующим образом: «Согласуются ли физиологические реакции Петрова, зарегистрированные в ходе проведения тестирования с применением полиграфа, с его вербальными ответами на вопрос о том, что «…..». В синтезирующей части экспертного заключения по данному вопросу делается аналитический анализ причино-следственных связей зарегистрированных в ходе экспертизы данных.
4. Методически возможно выяснение вопросов об осведомленности проверяемого лица о событии преступления или его отдельных фактов, то есть «видел ли …», «знает ли …», «известно ли…», «владеет ли какой-либо скрываемой информацией об обстоятельствах и деталях совершенного преступления». Вопрос может быть построен следующим образом: «Скрывает ли Петров свою осведомленность о каких-либо деталях и обстоятельствах совершенного преступления в отношении потерпевшего Иванова?». Проводя исследования по данному вопросу полиграфолог может использовать информацию из материалов уголовного производства и выяснять известны ли проверяемому лицу какие то детали преступления, о которых он не знает и знать не должен, если только сам не находился на месте преступления и не совершал этих действий.

При назначении и проведении ПФЭ недопустимо применять постановку и выяснение таких вопросов как:
1. «Думал ли …», «планировал ли…», «собирался ли …», потому что это вопросы о том, что не произошло.
2. Вопрос на манер: «Насколько безупречны и качественны источники доказательств, положенные досудебным следствием в основу обвинения?» или «Есть ли у Петрова причины для оговора лиц, на показаниях которых строится обвинение?», абсолютно недопустимы. Вопросы о выяснении наличия или отсутствия каких-либо объективных данных о событии преступления, относятся к исключительной компетенции следователя или суда. На это требование прямо указывает пленум Верховного суда Украины № 8 от 30 мая 1997 г. «О судебной экспертизе по уголовным и гражданским делам».

Экперту-полиграфологу следует помнить, что ПФЭ должна соответствовать основополагающему принципу законности и проводиться только с добровольного и письменного согласия подэкспертного лица.

Субъективная позиция проверяемого в этом случае рассматривается как желание подтвердить свою непричастность к расследуемому событию преступления, или более конкретно детализировать свою роль в ходе его совершения, что например исключить роль организатора, что косвенно поможет подтвердить эту роль в отношении другого участника преступления.

Наибольшую сложность для полиграфолога представляют экспертные исследования потерпевших лиц, которые подверглись физическому насилию.

Это связано с тем, что методические особенности проведения инструментальной диагностики достоверности сообщаемой информации, предполагают специальную беседу с такими лицами. В ходе собеседования всегда происходит актуализация крайне негативных воспоминаний об обстоятельствах исследуемого преступления, которые всегда имеют мощнейший эмоциональный заряд. Если уровень профессиональной подготовки и опыт работы полиграфолога недостаточно высокий, он не умеет правильно определить или методически корректно обойти наиболее тревожные зоны воспоминаний потерпевшего, очень высока вероятность получения ложных обвинений.

Если при проведении ПФЭ возникает необходимость в привлечении переводчика, то необходимо учитывать следующие особенности:

• при выборе переводчика следует быть уверенным в правильности перевода им слов, вопросов и общего содержания специальной беседы, которую проводит эксперт-полиграфолог с подэкспертным лицом. Переводчик должен владеть специальными терминами и иметь необходимый словарный запас, что бы иметь возможность корректно передать смысл беседы. В языках некоторых народов вообще отсутствуют некоторые смысловые понятия и просто слова, такие как – «полиграф», «инструментальная детекция лжи» и т.д.
• до начала проверки самому переводчику необходимо детально и понятно объяснить основные принципы, содержание и особенности всей процедуры проведения ПФЭ;
• до начала проверки переводчику предоставляются в распечатанном виде составленные экспертом-полиграфологом тесты с вопросами, которые подготовлены для подэкспертного лица. Таким образом, переводчик может наглядно видеть и понимать последовательность вопросов в тесте их нумерацию, заранее сделать перевод или какие то пометки для себя.
• объяснить переводчику особенности синхронного зачитывания вопросов полиграфологом, а затем зачитыванием переведенного вопроса переводчиком при записи теста.

При подготовке к проведению ПФЭ эксперт-полиграфолог должен учитывать следующее:
• индивидуально-психологические особенности подэкспертного лица;
• подэкспертное лицо не должно находиться болезненном состоянии, испытывать чувство голода, жажды, недосыпания и др.;
• очень важно соблюдение теплового режима в помещении, где будет выполняться полиграфная проверка, для подэкспертного лица там должна быть комфортная температура (не холодно и не жарко).
• выяснить до начала проведения ПФЭ наличие у проверяемого лица хронических болезней, которые могут вызвать у него болевые ощущения или обострение из-за общего волнения и в целом негативно отразится на его здоровье, вплоть до госпитализации.
• недопустимо проводить экспертное исследование в вечернее и ночное время, так как на его результативность и объективность сильно влияют биологические циклы организма человека и др.

Причины, которые могут препятствовать объективному проведению ПФЭ:
• наличие некоторых психических заболеваний, или длительных, или временных расстройств здоровья подэкспертного лица;
• наличие заболеваний, связанных с нарушением сердечно-сосудистой или дыхательной деятельности;
• физическое, психическое, эмоциональное истощение подэкспертного лица, а также если он находится в состоянии сонливости или неконтролируемого эмоционального возбуждения и не в состоянии координировать свои движения и действия;
• употребление подэкспертным лицом сильнодействующих, психоактивных веществ, депресантов или иных лекарственных препаратов, при выявлении экспертом-полиграфологом признаков употребления названного;
• нахождение подэкспертного лица в состоянии опьянения (алкогольного, психотропного, токсического, наркотического), похмелье и прочее;
• беременность женщины в предродовом периоде или на малых сроках, что подтверждается документально.

При проведении экспертом-полиграфологом ПФЭ необходимо в обязательном порядке выполнить следующее:

• соблюдать обязательные правила при ведении видеозаписи всей процедуры экспертного исследования: объявлять время начала видеосъемки, время выключения видеокамеры при перерывах на отдых подэкспертного, время окончания проведения экспертизы и окончательного выключения видеокамеры.
• во время проведения ПФЭ следует отключить мобильные телефоны, планшеты и другие технические приборы, которые могут быть у подэкспертного лица;
• максимально обеспечить условия для предотвращения воздействия на подэкспертное лицо любых внешних раздражителей: отвлекающая отделка интерьера помещения, в котором будет происходить ПФЭ (наличие контрастных цветов, любых изображений, картин, рекламной продукции, оружия и т.д.), посторонних шумов, звуков, которые могут психически подавлять или возбуждать состояние человека;
• разъяснить подэкспертному лицу его права, гарантии, правила и требования, которые он должен обязательно соблюдать при прохождении ПФЭ.

При подготовке экспертного заключения, полиграфолог должен соблюдать криминалистические и процессуальные требования, внести в экспертное заключение следующую информацию:

• словарь специальных терминов, используемых в тексте подготовленного экспертного заключения;
• список литературы и разъяснительные ссылки по тексту подготовленного экспертного заключения;
• краткое описание методик, которые использовались при проведении ПФЭ;
• графики с зарегистрированными сигналами физиологических реакций и таблицы экспертного обсчета этих полиграмм;
• предварительный анализ и обоснование экспертных выводов по каждому тесту;
• синтезирующий анализ всех проведенных тестов с описанием установленных причино-следственных связей между полученными результатами, с логическим обоснованием сделанных экспертных выводов.

При формировании экспертных выводов, эксперт-полиграфолог должен использовать научно обоснованные суждения и оценки правового характера. Криминалист-ученый Т.В. Аверьянова отмечает: «Выводы экспертизы должны быть однозначными, понятными, все части экспертного заключения должны быть согласованы между собой, не противоречить друг другу.

Эксперт должен отвечать только на поставленные ему в ходатайстве вопросы, выводы должны вытекать из результатов проведенного экспертного исследования, быть логически верно построенными и формулироваться в соответствии со специальными знаний и по внутреннему убеждению эксперта.

Эксперт должен не описывать факты, как они выявлялись, а объяснять эти факты, обосновывать их происхождение и излагать свое мнение по ним. Если эксперт придерживается этих требований, это означает, что он понял механизм и закономерность образования следов, то есть нашел стабильные, индивидуальные признаки объекта, совокупность которых является достаточным основанием для достоверного вывода эксперта (4).

Варианты экспертных выводов

Практика проведения психофизиологических экспертиз с применением полиграфа в Украинском бюро психофизиологических исследований и безопасности, позволила создать наиболее принимаемые в судах формулировки выводов, которые мы использовали в своих экспертных заключениях, сейчас они нами приняты за основу и могут только незначительно изменяться в различных ситуациях, например так:

1) «В результате проведенного психофизиологического исследования с применением полиграфа, экспертного обсчета и криминалистического анализа полученных данных, были выявлены признаки физиологических изменений, которые указывают на наличие сознательно скрываемой информации и точной осведомленности о … (указываются) детали совершенного преступления.»

2) «В результате проведенного психофизиологического исследования с применением полиграфа зарегистрированы физиологические реакции … (указывается Ф.И.О. обследуемого лица) на проверочные вопросы тестов о том, что: Ф.И.О. известно чем именно наносились удары, Ф.И.О. известно в какую часть тела потерпевшего наносились удары, Ф.И.О. известно в каком именно месте происходило избиение потерпевшего. Указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии в памяти Ф.И.О. идеальных следов (образов событий) о том, что … (указываются обстоятельства совершенного).

3) Зарегистрированные (проявленные) физиологические реакции … (указывается Ф.И.О. обследуемого лица) являются (или не являются) устойчивыми и выраженными, их совокупность и системность проявления на значимые (проверочные) вопросы тестов, согласуется (не согласуется) с сообщаемой им вербальной информацией и ответами на вопросы тестов о том, что он … (указываются обстоятельства содеянного, обсуждавшихся в ходе тестирования).

4) Проведенный экспертный анализ материалов психофизиологического исследования с применением полиграфа указывает, что значимых реакций на проверочные вопросы о намеренных (умышленных) действиях … (указывается Ф.И.О. обследуемого лица), имеющих отношение к совершенному преступлению — не зарегистрировано.

5) Экспертный анализ материалов психофизиологического исследования с применением полиграфа свидетельствует о наличии у подэкспертного лица устойчивых физиологических реакций, которые указывают на значимость для него проверочных стимулов, это позволяет утверждать, что изложенные им сведения не отражают достоверно исследуемые обстоятельства.

6) При ответах (указывается Ф.И.О. обследуемого лица) на вопросы специальных тестов получены физиологические реакции эмоциональной значимости, экспертный анализ которых позволяет утверждать, что в памяти Ф.И.О. имеются идеальные следы о том, что …
— он (совершал, наносил, видел, держал …)
— о правдивости его утверждений о том, что он …

Выводы в заключении ПФЭ, могут быть сформулированы примерно следующим образом:

По вопросу №1: «Зарегистрированные физиологические реакции подозреваемого Петренко на проверочные вопросы тестов об обстоятельствах смерти потерпевшего Иваненко, свидетельствуют о наличии в его памяти идеальных следов (образов событий) о том, что …»

По вопросу №2: «Проявленные физиологические реакции подозреваемого Петренко в большинстве случаев (не) являются устойчивыми и выраженными. Их совокупность и системность, зарегистрированная на Значимые (проверочные) вопросы тестов, (не) согласуется с сообщенной им вербальной информацией и ответами на тестовые вопросы о том, что он … »

По вопросу №3: «Проявленные физиологические реакции подозреваемого Петренко на вопросы тестов свидетельствуют о том, что информация о деталях совершенного преступления, которую он имеет, была получена им в момент происшествия, в результате личного присутствия. Обстоятельства, повлекшие образование идеальных следов в его памяти о событиях исследуемого прошлого, связанного с гибелью потерпевшего Иваненко, находятся в прямой причино-следственной связи с его личными действиями. Эти идеальные следы образовались естественным путем. »

Или так:

По результатам проведения психофизиологической экспертизы с применением компьютерного полиграфа в отношении Ф.И.О., анализа и экспертного обсчета физиологических реакций эмоциональной значимости проверочных (релевантных) вопросов тестов по методу «Пика напряжения» и «Методу контрольных вопросов» о фактических обстоятельства и деталях исследуемых событий убийства потерпевшего Ф.И.О., с рассчитанной вероятностью 97,3%, эксперт-полиграфолог пришел к следующим выводам:

По вопросу №1: «Вступал ли П.О.Л. в сговор с К.А.В. или с другими лицами, на участие в незаконном перемещении через государственную границу Украины психотропного вещества?». Экспертный обсчет и криминалистический анализ зарегистрированных полиграфом физиологических показателей подэкспертного П.О.Л. свидетельствует об отсутствии у него устойчивых физиологических реакций эмоциональной значимости (стрессовых изменений) при его ответах на Проверочные речевые стимулы. Полученный результат позволяет утверждать, что изложенные показания П.О.Л. о том, что он не_вступав в сговор с К.А.В. или с другими лицами, на участие в незаконном перемещении через государственную границу Украины психотропного вещества, соответствуют содержанию идеальных следов в его памяти ».

В вопросе №2: «Согласуются ли выявленные в ходе исследования с применением полиграфа психофизиологические реакции П.О.Л. с его вербальными ответами на вопросы об обстоятельствах, которые связаны с обнаруженным психотропным веществом «амфетамин» в принадлежащем ему автомобиле Citroen, гос.номер ЕЕ2148АА, при прохождении таможенного досмотра в пункте пропуска «Шегини» таможенного поста «Мостиска» Львовской таможни?» выраженность, совокупность и системность физиологических реакций подэкспертного П.О.Л. на проверочные (релевантные) вопросы тестов, не противоречат друг другу и согласуются с сообщенной им вербальной (словесной) информацией и ответами на тестовые вопросы, позволяет уверенно утверждать о правдивости его утверждений по проверочным вопросом проведенной экспертизы.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕСТИРОВАНИЮ НА ПОЛИГРАФЕ

Противодействие – это методы, которые намеренно используются проверяемыми лицами для попытки показать себя непричастным, применяемые в ходе полиграфной проверки непосредственно в процессе регистрации показателей. Так же сюда относится предтестовые и посттестовые усилия связанные с отрицанием совершенного правонарушения. Поэтому, явление противодействия бывает не только в полиграммах. Если полиграфолог замечает любые попытки манипулирования, то это скорее всего причастный человек.

Полиграфолог сам себе враг если считает, что его никто не сможет обмануть. Эффективно бороться и выявлять противодействие возможно, но всегда сложно и нужно быть очень внимательным.

Заблуждения или самоуверенность полиграфологов можно сформулировать и развеять так:

Миф №1: «Противодействие легко обнаружить». Это может быть верным только в отношении наивных проверяемых, проявляющих чрезмерность в своем противодействии. Те, кого не удается поймать – люди более умные и смышленые, чем другие. Таким образом, успех обмана для проверяемого лица и возможность его выявления полиграфологом зависит прежде всего от соотношения профессионального и жизненного опыта этих двух людей.

Миф №2: «Противодействие не будет эффективным против опытного полиграфолога». Возможно верно только с наивным проверяемым и самоуверенным в своих возможностях полиграфологом.

Мы никогда не узнаем скольким людем удалось обмануть полиграфолога. Нужно быть очень внимательным каждый раз, с каждым без исключения проверяемым, заблуждаться и ошибаться может любой полиграфолог, даже с самым большим опытом. Согласно исследованиям, которые проводились Американской ассоциацией полиграфологов, оказывают противодействие 89% причастных проверяемых, которые не хотят быть разоблаченными и 48% непричастных проверяемых, которые из ложных опасений так себя подстраховывают.

Общий анализ фактов противодействия показывает:
1. Виновным очень тяжело подавить свои настоящие реакции
2. Легко вызвать выглядящую реалистично, но ложную реакцию
3. Тяжело обнаружить противодействие, умело примененное обученным субъектом.

Когда полиграфолог видит на полиграмме признаки противодействия, то уже поздно с этим бороться, все нужно делать во время предтестовой беседы. У какой то части проверяемых бытует мнение, что полиграфолог глупый и самоуверенный и его легко обмануть, на каждый проверяемый как правило завышает свою самооценку и возможности. Впечатление о квалификации полиграфолога у проверяемого лица складывается именно во время предтестовой беседы и первом знакомстве, именно тогда принимается решение о противодействии и делаются прогнозы о его успешности. Если полиграфолог замечает на полиграмме противодействие, то не нужно об этом сразу говорить проверяемому, нужно напомнить ему о необходимости соблюдать общие правила тестирования.

Борьба с противодействием и профилактика этого может быть разной, например в США существует целая государственная программа создания специальных сайтов-ловушек для тех кто интересуется как обмануть полиграф, это помогает выявлять педофилов, нечестных чиновников и прочих лиц. Получение информации с этих сайтов позволяет отслеживать откуда был запрос, от кого, сколько времени провел, что именно читал, с кем общался. В более простом варианте – это размещение заведомо ложной информации о способах «удачного» противодействия, выявление этих способов помогает лучше понимать истинные намерения проверяемого.

На самом деле причастному проверяемому очень сложно соблюдать инструкции по эффективному противодействию, у него в голове слишком много задач которые он должен успешно и незаметно реализовать что бы не быть разоблаченным, а это прежде всего контроль за своим поведением и речью, т.к. волевым усилием невозможно контролировать или подавлять возникновение психофизиологических реакций. По этой причине, внимательность полиграфолога к деталям и мелочам является основной профессиональной чертой, которой никогда нельзя пренебрегать.

Периодически полиграфологи в своей практике встречаются с фактами скрытого противодействия процедуре тестирования на полиграфе и могут возникать сложности при описании выводов о выявлении таких обстоятельств. В данной статье мы предлагаем текстовые варианты из нашей практики:

Образец вывода о противодействии № 1

По результатам психофизиологического исследования с применением полиграфа в отношении И.С.С. можно сделать следующие выводы:

1. На вопросы тестов не зарегистрировано адекватного физиологического реагирования при общем хорошо наблюдаемом внешнем волнении, то есть по каналам полиграфа отсутствуют любые физиологические реакции проверяемого на любые предъявленные ему стимулы. Данное обстоятельство является не естественным, и как правило, наблюдается при искусственном воздействии на центральную нервную систему путем приема медикаментов для умышленной блокировки и угнетения психических (эмоциональных) процессов, которые при лжи могут давать проявления в виде стрессовых изменений.

2. В результате проведенного тестирования по поставленным на исследование вопросам, не представляется возможным сделать какое-либо объективное заключение по причине намеренного медикаментозного противодействия процедуре тестирования на полиграфе со стороны И.С.С.

Образец вывода о противодействии № 2

Проверяемое лицо З.Д., в ходе проведения собеседования с применением полиграфа пытался делать вид что выполняет основное требование специалиста-полиграфолога — быть искренним. Обратило на себя внимание отсутствие естественных проявлений волнения в виде физиологических реакций по некоторым каналам полиграфа, что обычно может наблюдаться при оказании намеренного противодействия процедуре полиграфной проверки.

С целью выявления заранее подготовленного противодействия, был проведен специальный тест, результаты которого показали,
v/1 — З.Д. до начала проверки, с высокой степенью вероятности, проверяемый специально принимал какие-то таблетки, что бы ухудшить (снизить, подавить, заглушить) свои внутренние эмоции волнения, которые могут негативно повлиять на физиологические изменения его состояния.

v/2 — З.Д. до начала проверки, c высокой степенью вероятности, нанес на кожу своих пальцев и ладоней неизвестное химическое вещество, которое заблокировало потовыделение с целью ухудшить (снизить, подавить) регистрацию сигнала по одному из основных датчиков, который регистрирует изменение кожного сопротивления, то есть потоотделение. После того, как полиграфолог провел обработку пальцев рук специальным раствором, физиологические реакции стали проявляться, но слабо и недостаточно для их объективной оценки. Общий экспертный анализ зарегистрированных физиологических реакций, не позволяет дать им объективную оценку в силу намеренного химического воздействия.

Образец вывода о противодействии № 3

Несмотря на заявленное согласие пройти экспертизу на полиграфе с целью подтвердить правдивость своих утверждений, со стороны проверяемого К.В.В. не установлена действительная заинтересованность и искренность в общении во время прохождения тестирования.

К.В.В., в течение всего периода работы с ним, систематически игнорировал рекомендации эксперта-полиграфолога относительно соблюдения необходимых правил поведения во время проверки, оказывал явное психологическое противодействие процедуре тестированияи что проявилось в следующем :

1. Проверяемый систематически не выполнял правила прохождения полиграфного тестирования во время записи тестов, то есть несмотря на неоднократные замечания эксперта-полиграфолога, постоянно допускал ответы в произвольной форме (как сам хотел), а не в требуемом формате «Да» или «Нет».

2. В момент записи тестов, с целью намеренно изменить свои психофизиологические показатели, делал постоянные попытки психологической релаксации, переключал и намеренно концентрировал свое внимание на чем-то другом (постороних факторах), старался не вникать в содержание вопросов, ответы произносил тихо и неразборчиво.

Кроме этого, на видеозаписи хода проведения экспертизы хорошо видно, как проверяемый пытался отключиться от внешних обстоятельств, концентрировал свой взгляд на одной точке, полуприкривал веки, в некоторых случаях закрывал на некоторое время глаза. Данное поведение экспертом-полиграфологм расценивается как психологическое самовоздействие в виде целенаправленного изменения функций внимания.

Сразу после окончания записи теста, поведение проверяемого кардинально менялось, он становился подвижным и активным.
В совокупности, два обозначенных фактора существенно повлияли на возможность объективной оценки зарегистрированных данных проведенной экспертизы, полученные результаты не пригодны для их экспертного анализа.

Образец вывода о противодействии № 4

(по результатам комплексной психолого-психофизиологической экспертизы, по подозрению в ложном заявлении о совершении тяжкого преступления)

В результате проведенного комплексного исследования потерпевшей Е.Т.П., проведенным специальным анализом полученных результатов по каждому из исследуемых направлений, эксперт-психолог Шаповалов В.А. и эксперт-полиграфолог Усиков И.П. получили следующие согласованные между собой выводы:

По вопросу № 1 — Е.Т.П. проявляет склонность к уклонению от исполнения семейных обязанностей, систематически проявляет лживость еще со времен учебы в школе и продолжает эту стратегию построения взаимоотношений со своими родственниками, мужем, соседями, знакомыми и другими людьми.

Допрошенные в качестве свидетелей, знакомые и друзья, характеризуют подэкспертную, как лживого и ненадежного человека. Также есть сведения о том, что Е.Т.П. ранее резала себе руки, что свидетельствует о её психической нестабильности и способности к нанесению самой себе телесных повреждений.

Эта склонность подтверждается результатами психологического тестирования.
В ходе психологического исследования, Е.Т.П. вела себя скованно и настороженно, проявляла недоверие, предоставляя минимум информации о себе, что противоречит поведению и психологической позиции в статусе потерпевшей. Результаты тестирования свидетельствуют о том, что Е.Т.П. находится в тотальной зависимости от членов своей семьи и занимает по отношению к ним эгоцентрическую позицию, и в первую очередь сосредоточена на собственных эгоистических потребностях, переживаниях, интересах и т.п.

Подэкспертная стремилась давать социально желательные ответы, а не искренние, и имела намеренную установку, направленную на сознательное сокрытие информации о себе.

В показаниях, данных Е.Т.П. на разных стадиях следственных действий, но относящихся к одному и тому же событию или фрагменту, встречается несогласованность, алогичность и противоречивость сообщенных ею сведений (13). Вышеизложенное свидетельствует о том, что Е.Т.П. в своих показаниях использует фрагменты событий, которые реально имели место в ее жизни, однако, в некоторых случаях может осуществлять подмену своих намерений, мотивации, объектов взаимодействия, а также узловых моментов, описываемых событий, ставит под сомнение психологическую достоверность ее показаний в целом.

Следует отметить, что во всех перечисленных в исследовании случаях лжи, со стороны Е.Т.П. по отношению к своим родственникам и знакомым, она всегда добивалась желаемых результатов. Это свидетельствует о мастерстве подэкспертной в конструировании ложных сведений и способности к убеждению других лиц для достижения собственных целей.

Таким образом, исходя из результатов проведенного психологического исследования, ложь со стороны Е.Т.П. носит систематический характер по отношению, как к своим родственникам и знакомым, так и к работодателям. Ложь, к которой прибегает Е.Т.П., как правило, связана с финансовой стороной межличностных отношений и с попытками избежать возможных наказаний.
По вопросам № 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 — Зарегистрированные под контролем полиграфа физиологические реакции потерпевшей Е.Т.П., по поставленным на экспертизу вопросам, показывают, что проявленные ею физиологические реакции на проверочные вопросы о фактических обстоятельствах и детали совершенного преступления, не позволяет провести их специальную диагностику и экспертную оценку, не позволяет сделать объективные выводы на поставленные на экспертизу вопросы.

Зарегистрированные физиологические реакции потерпевшей Е.Т.П. в своих проявлениях имели неестественный, хаотичный характер, не имели системной выраженности, сопровождались мощным психофизиологическим гипервозбужденнем, что по своей силе и гипервыраженности не характерно для реагирования искренним человеком. Наблюдались сознательные усилия и борьба с непроизвольными эмоциональными проявлениями как в поведении, так и в физиологических изменениях организма, что было зарегистрировано полиграфным комплексом.

Прохождение психофизиологической экспертизы на полиграфе, для проверяемой несло какую-то угрозу и опасность, т.к. у неё сохранялось постоянное чувство сильного внутреннего беспокойства, несмотря на доброжелательное к ней отношение. Таким образом, комплексный анализ полученных данных проведенного исследования, позволяет уверенно утверждать, что зарегистрированные у потерпевшей Е.Т.П. стрессовые физиологические изменения, связаны с ее сознательным сокрытием какой-то важной и опасной для нее информации.

По вопросу № 11 — Проявленные психофизиологические реакции Е.Т.П. практически на все вопросы тестов в большинстве случаев не устойчивы, не системны, носят ярко выраженную и сильную внутреннюю психоэмоциональную напряженность, создают и длительно сохраняют мощные физиологические изменения стрессового характера, не согласуються с ее вербальными ответами на вопросы о фактических данных совершенного в отношении её преступления.

Для наглядности и убедительности подготовленных экспертных выводов проведенной ПФЭ, в качестве приложений всегда необходимо приобщать:
• оригинал письменного заявления подэкспертного лица с его согласием на прохождение ПФЭ;
• видеозапись хода проведения ПФЭ на общедоступном носители информации (лазерный диск, карта памяти, кассета и т.д.);
• распечатки компьютерных графиков (полиграмм) с четкими кривыми, и понятным обозначением на них нумерации типа вопросов и каналов регистрации полиграфа;
• тестовые вопросы, которые исследовались с подэкспертным лицом во время проведения ПФЭ, с полным перечнем и специальным обозначением каждого типа вопроса;
• документы, подтверждающие образование и квалификацию эксперта-полиграфолога, проводившего ПФЭ.

При работе по уголовным производствам с подозреваемыми или подсудимыми, которые содержаться по стражей, при подготовке процессуального документа органами досудебного следствия или суда о представлении для работы эксперту-полиграфологу арестованного, текст можно формулировать так:

«Для проведения психофизиологической экспертизы с применением полиграфа, начальнику _____ РО (ГО) УМВД Украины в ___ области (начальнику СИЗО ____; ИТО ____) выдать задержанного (подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (арестованного) .. ФИО .. эксперту-полиграфологу ..ФИО ., и обеспечить ему необходимые условия для проведения назначенной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в отношении ФИО, 19_____ г.р. , уроженца _____, в отдельном, звукоизолированном, помещении СИЗО (ИТО РО (ГО) УМВД ___).

Данное помещение должно быть оборудовано розетками электропитания, письменным столом, двумя стульями, один из которых не должен быть привинченным к полу, так как может возникать необходимость установки под его ножки специальных датчиков движения. Для проведения психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в условиях ИВС или СИЗО, разрешить эксперту-полиграфологу занести в спецучреждение техническую аппаратуру — ноутбук, полиграф, видеокамеру, штатив и другие необходимые для работы предметы».

Сроки проведения психофизиологической экспертизы с применением полиграфа, как правило, фактически составляют от 10 до 15 дней (при экспертном исследовании одного человека по одному эпизоду уголовного преступления).

При увеличении числа испытуемых, эпизодов преступлений или количества вопросов поставленных на ПФЭ, время на выполнение экспертизы может увеличиваться. Время работы распределяется следующим образом и включает в себя:
• 1-2 дня на изучение материалов уголовного производства;
• 1-2 дня на организационно-методическую подготовку к проведению ПФЭ;
• 1-2 дня на непосредственное проведение ПФЭ и работу с подэкспертным лицом по обстоятельствам уголовного производства;
• 2-10 дней на подготовку экспертного заключения по результатам проведенной ПФЭ.

Категории сложности проведенных ПФЭ зависят от количества вопросов, которые могут выноситься инициирующей стороной перед экспертом-полиграфологом на указанную экспертизу:
• 1-3 вопроса, выносимых на ПФЭ — категория дел СРЕДНЕЙ СЛОЖНОСТИ;
• 4-6 вопросов, выносимых на ПФЭ — категория дел ПОВЫШЕННОЙ СЛОЖНОСТИ;
• 7-8 вопросов, выносимых на ПФЭ – КАТЕГОРИЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ СЛУЧАЕВ.

Следует отметить, что особую сложность представляет работа эксперта-полиграфолога именно с лицами, которые задержаны и содержаться в СИЗО или ИВС.

К таким сложностям можно отнести следующее:
1) повышенное психологическое и физиологическое истощение подэкспертных лиц в силу плохого питания, невозможности расслабиться и полноценно снять нервное напряжение в условиях пребывания в заключении (СИЗО);

2) ведомственная несогласованность между судами и конвойной службы при возникновении необходимости общения эксперту-полиграфологу с задержанным (арестованным, осужденным) лицом в помещении судов.

Специфика проведения ПФЭ предусматривает прямой непосредственный контакт с подэкспертным лицом, необходимости прикрепления к его частям тела датчиков, создание специальной психологической атмосферы. Предоставить необходимые возможности для работы эксперту-полиграфологу практически всегда бывает крайне трудно, а иногда невозможно в условиях помещений суда.

По указанной причине, задержанного (арестованного, осужденного) целесообразнее всего этапировать в ИВС и уже там организовывать с ним ПФЭ.

Однако и в данном случае ведомственные требования милиции и пенитенциарной службы не позволют удерживать там задержанного (арестованного, осужденного) более трех суток, что создает дополнительные трудности при организации сроков проведения и времени необходимом для выполнения ПФЭ. Более того, практически всегда в холодное время года, в помещениях ИВС не бывает достаточно комфортный температурный режим, это серьезно осложняет проведение ПФЭ, иногда делает невозможным, т.к. эти обстоятельства мешают получать объективные психофизиологические данные для выяснения конкретных обстоятельств уголовного правонарушения.

Качество, обоснованность и наполняемость содержания экспертных выводов, подготовленных экспертом-полиграфологом, должна позволять при необходимости или спорной ситуации, провести их независимую оценку достоверности другим экспертом-полиграфологом. Это возможно только при наличии дополнительных приложений к экспертному заключению: тестовых анкет, таблиц, распечатанных полиграмм и видеозаписи хода проведения исследования.

О валидность результатов ПФЭ можно говорить только при надлежащем соблюдении: во-первых, правил подготовки и проведения ПФЭ; во-вторых, обоснованного и правильного применения существующих методик полиграфного тестирования; в-третьих, умений эксперта-полиграфолога дать квалифицированную письменную экспертную оценку полученных результатов, поскольку ссылки эксперта-полиграфолога исключительно только на компьютерный (программный) обсчет результатов полиграфного тестирования, не допускаются.

Литература:

1) Закон Украины «О судебной экспертизе» № 4038-XII от 25 февраля 1994 года.
2) «Инструкция о назначении и проведении судебных экспертиз и экспертных исследований», утверждена Приказом Министерства юстиции Украины № 53/5 от 08.10.98 (в редакции приказа Министерства юстиции Украины от 26.12.2012 № 1950/5, зарегистрирован в Министерстве юстиции Украины 2 января 2013 по № 1/22533).
3) В.Г. Гончаренко. „Экспертизы в судебной практике”, Юринком Интер, Киев, 2010
4) Т.В.Аверьянова. „Судебная экспертиза”, Курс общей теории, Изд-во «Норма», Москва 2009
5) Суворова Л.А. «Идеальные следы в криминалистике», изд. «Юрлитинформ», Москва 2010
6) Белкин Р.С., «Курс криминалистики», изд-во «Юристъ», Москва 2001,
7) Александров Ю.А., учебник для медвузов «Психофизиология», изд-во «Питер», 2008,
8) Национальный классификатор профессий Украины ДК:003 «Классификатор профессий», код профессии 2144.2 (приказ Госпотребстандарта № 237 от 28 июля 2010 года)
9) Nelson, R. and Handler, M. (2010). Empirical Scoring System. NPC Quick Reference. Lafayette Instrument. Lafayette, IN.
10) Raskin, D.C., & Honts, C.R. (2001). The comparison question test. In M. Kleiner (ed.) Handbook of Polygraph Testing. Academic Press: London.
11) Поповичев С.В. «ЛЕГКО СОЛГАТЬ ТЯЖЕЛО. Инструментальная детекция лжи: от идеологии к технологии», М.: Группа ЭПОС, 2011, (400 с.; с ил.), основой издания является диссертационное исследование от 22.02.2011 г. по специальности 19.00.01 (общая психология, психология личности, история психологии) на тему «Взаимосвязь потребности в безопасности субъекта и вероятности распознавания лжи в опросе с применением полиграфа». Рег.04.2.01 154016.
12) Мотлях А.И. Инструментальная диагностика достоверности вербальной информации и использование ее результатов в уголовном производстве : автореф. дис. на получение научн. сепени доктора юрид. наук: спец.12.00.09 «Уголовный процесс и криминалистика; судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность» / А.И. Мотлях. – К., 2014. – 32 с.
13) Шаповалов В.А. «Методика выявления психологических признаков достоверности\недостоверности показаний в юридической практике», методическое пособие, изд. «Кафедра», Киев, 2012

]
Наверх