04053 Украина, Киев,
Сечевых Стрельцов, 40-А

(099) 302 16 61
(096) 802 16 61

Теория лжи

Теория лжи и ее составляющие

Что такое ЛОЖЬ? В Большом толковом словаре русского языка приводится следующее определение: «Ложь – это намеренное искажение истины».

Из этого определения следует, что не всякую недостоверную информацию можно назвать ложью. Если человек не осознает, что передаваемая им информация является недостоверной, его сообщения нельзя рассматривать как ложь.

Таким образом, ЛЖЕЦОМ является только тот человек, который четко осознает и понимает, когда он говорит правду, а когда лжет. Только в этом случае в процесс будут вовлекаться специальные мозговые механизмы переработки информации и эмоций, приводящие к появлению психофизиологических и других прямых и косвенных признаков неискренности.

По данным психологов, человек в течении дня врет от 100 до 200 раз. В большей мере сюда входят привычные всем, ритуальные неискренние ответы на вопросы типа: «Как дела?» — «Хорошо» или фразы «Вы прекрасно выглядите», «Рад вас видеть» и т.д.

Существует огромное множество вариантов лжи, но для обсуждения, с практической точки зрения, ложь можно разделить на две формы:

  • СОКРЫТИЕ – несообщение запрашиваемой информации.
  • ФАЛЬСИФИКАЦИЯ – сообщение сведений, заведомо не соответствующих действительности.

В реальной жизни обычно наблюдается комбинация этих форм, порождающая большое разнообразие конкретных вариантов неискренности.

Ложь можно разделить на два типа: подготовленную (заранее спланированную) и неподготовленную (спонтанную). Неподготовленная ложь всегда сопровождается большим количеством внешних проявлений неискренности, облегчающих ее выявление, о которых будет рассказано чуть позже.

Ложь может порождать три категории базовых эмоций:

  • Страх – перед возможным разоблачением.
  • Вина – за допущенную ложь.
  • Радость – в случае успешной лжи.

Возникающие эмоции являются для лжеца определенной проблемой. При их возникновении происходят соответствующие физиологические изменения, что следует особо отметить происходит автоматически, независимо от того, желает этого человек или нет.

Человек не может произвольно выбирать, какие эмоции ему переживать, какой силы и когда. Человек так же оказывается не в состоянии контролировать их внешние психофизиологические проявления – дрожание рук, покраснение лица, испарину на лбу и т.д.

Но даже если человеку удалось подавить внешние признаки переживаемой эмоции, признаки внутренней борьбы с эмоциональными переживаниями могут стать заметными для опытного наблюдателя и рассматриваться как индикаторы лжи.

На формирование силы и выраженности эмоции страха влияет много факторов:
Субъективное представление лжеца о способности, возможности и умении обманываемого лица разоблачать ложь. Если тот, кому лгут, известен своей доверчивостью, ненаблюдательностью и боязнью любых межличностных конфликтов, то лжец, скорее всего, не будет испытывать особо сильного страха перед возможным разоблачением. Напротив, если обманываемый пользуется репутацией человека, которого очень трудно обмануть, то это обязательно приведет к усилению у лжеца чувства страха быть разоблаченным.

Страх перед возможным наказанием как за совершенный проступок, так и за его сокрытие. Чем серъезнее ожидается наказание, тем сильнее будет эмоция страха.

Индивидуально-личностные характеристики лжеца. Некоторые люди вообще не могут лгать ни при каких обстоятельствах, тогда как другие делают это с необычайной легкостью.

Личный опыт и предыдущие успехи лжеца в совершении аналогичной лжи. Предыдущие успехи во лжи, формируют определенную уверенность в себе, повышают субъективную вероятность успеха, благодаря этому снижают силу эмоции страха разоблачения.

Возникновение и формирование чувства вины за сам акт обмана, может возникать как за сам факт лжи, так и за то, что скрывается с помощью этой лжи. Иногда это переживание может быть настолько интенсивным, что невозможность скрыть его фактически приводит к разоблачению лжеца, поскольку у него появляются расшифровывающие эту эмоцию характерные внешние невербальные признаки. Когда переживание чувства вины достигает максимальных пределов, оно становиться настоящей пыткой для человека.

Другая причина, по которой люди часто недооценивают возможную степень чувства вины, заключается в том, что по прошествии определенного времени они начинают понимать, что одной лжи, как правило, бывает недостаточно, часто она должна повторяться снова и снова, в том числе для сокрытия факта самой первой лжи.

Если лжец не имеет тех же самых представлений об общественных или моральных ценностях, как тот, кого обманывает, то маловероятно, что у него может возникнуть чувство вины за ложью. Люди обычно испытывают меньшее чувство вины, когда лгут тому, кого считают плохим или недостойным. Даже самая эгоистичная и отвратительная ложь может не приводить к появлению чувства вины, если она является санкционированной со стороны общественной группы, к которой принадлежит лжец.

Страх разоблачения и чувство вины за ложь являются отрицательными эмоциями, которые возникают у человека непосредственно в процессе лжи. После удачного завершения лжи, у человека может возникнуть чувство радости, удовлетворения, облегчения, радости и гордости за себя, а иногда и чувство некоторого презрения к тому, кого он обманул.

Положительные эмоции в результате успеха лжи будут сильнее, если:

Обманываемое лицо имеет репутацию человека, которого трудно обмануть, и успех лжи требует определенных усилий.

Во время акта лжи присутствуют посторонние, которые не только не осуждают ложь, но и могут по достоинству оценить успех лжеца и его способности.

Религиозное понимание лжи

Православное духовное понимание лжи, трактуется в книге «Наиболее полный перечень грехов и пути борьбы с ними», священником Александром Морозом, кандидатом педагогических наук, членом союза писателей России.
Так, Ложь как греховное проявление, можно условно разделить на следующие виды:

  • Лживость.
  • Ложь по нужде, или как говорят, «во спасение».
  • Лесть.

Лживость – искажение истины в мыслях, словах, поступках. Лживый человек склонен скрывать свои действительные цели, намерения (даже тогда, когда они не вызовут противодействия окружающих), и уже по одному этому его можно распознать. В то же время лживый стремится узнать об окружающих как можно больше правдивых сведений, сам желает знать правду или сталкиваться с ней, так как исказить можно только ту правду, которая известна. Другими словами, поскольку ложь есть отрицание правды, как и всякое зло – отрицание добра, то солгать можно только о том, о чем правда известна, и поэтому для своего существования зло нуждается в добре, а ложь нуждается в правде и существовать без нее не может. Лживому человеку свойственно также объявлять ложью то, что его не устраивает, то, что ему лично мешает лгать или покрывать ложь других. Такие люди очень не любят прямо и ясно отвечать на конкретно поставленные вопросы, и вместо того, чтобы правдиво обозначить свое нежелание отвечать, лживый пускается в пространные, отвлеченные рассуждения на тему заданного вопроса, пытаясь в многословии скрыть неспособность говорить правду.

Внутренне лживость чаще всего ощущается как эмоциональная напряженность, сомнение, смущение, что компенсаторно прикрывается дерзостью, развязностью и новыми ступенями лжи. Некоторые люди, желая прикрыть свою склонность ко лжи, прибегают к многочисленным цитатам, ссылкам на авторитеты, научные труды или на мнение руководства, а также на общепринятость высказываемой неправды. Необходимо положить себе за правило всегда говорить только правду или, если это невозможно, то молчать, но никогда не поддакивать и не соглашаться с неправдой.

Видов лжи много. Самая грубая из них та, которая произносится прямо в глаза. Например, говорят, что больны, но при этом совершенно здоровы; заставляют домочадцев говорить нежелательному посетителю, что их нет дома, хотя сами находятся на месте. Иной раз отпираются от собственных слов, сказанных только несколько минут назад, пользуясь тем, что не было свидетелей. Это все относится к бесстыдной лжи.

Ложь по нужде, или как говорят, «во спасение». Случаи лжи, к которой нас вынуждают крайние обстоятельства (избавить от опасности свою или чужую жизнь, сохранить честь невинного, удержать других от тяжкого греха), могут повторяться в жизни несколько раз. В церковных правилах она прямо называется «ложью во спасение ближнего» и греховной не считается. Но и в этом случае не следует заниматься самоуспокоением, необходимо считать вынужденную ложь сильным искушением, не быстро решаться на нее и нечасто допускать. Прибегать же к ней можно только по крайней нужде.

Лесть. Бывает тонкая, которая улавливает даже умных людей; бывает грубая или даже наивная, например будто бы по незнанию, называют военного более высоким званием, чем он имеет на самом деле. Бывает лесть в глаза или на словах, а также в письме или средствах массовой информации. Особенно распространена в нашем обществе лесть «повседневная», которая строго не осуждается и будто бы не замечается. Например, встречают вас очень почтительно, но не от души; интересуются здоровьем, самочувствием, но формально, не от сердца; постоянно улыбаются при разговоре, пожимают руку, но все это неискренне; предлагают свои услуги, но только на словах и прочее. Льстят не только низшие высшим, бедные богатым, простые знатным, но и равные равным, иной же раз и высшие низшим. Лесть в обхождение иногда сама обличает себя своим непостоянством. Перестал человек быть нужным, потерял свое богатство и значимость – и с ним едва разговаривают.

Лесть глубоко безнравственна, ибо льстец говорит каждый раз совсем не то, что у него на уме и на сердце. В льстивой речи, уверяющей в почтении и преданности (которых нет на самом деле), в которой оправдываются и превозносятся даже ваши негативные качества, можно видеть не один только обман, но еще и злой умысел. Чем большее зло задумал такой человек по отношению к вам, тем больше он будет разливаться в выражениях преданности и любви. И что же в заключение приобретает для себя льстец? Ничего, кроме такой же неискренности со стороны окружающих и натянутой вежливости.
В горькие же минуты жизни сердце человеческое стремится к человеку прямому и простому, а не к ловкому и учтивому, но явно фальшивому. Светская утонченность в обхождении – это просто неестественное, натянутое состояние души. Человек при таком поведении притворяется, внутренне как бы натягивается, становится непохожим на самого себя.

Наверх